Белорусская народная сказка «Почему барсук и лиса в норах живут»

Распечатать

Текст белорусской народной сказки «Почему барсук и лиса в норах живут», читать онлайн ― 5 минут.

Как рассказывают, раньше у зверей и скота не было хвостов. Только один царь зверей ― лев был счастливым его обладателем.

Очень тяжело было всем без хвоста. Зимой ещё как то можно было прожить, а вот летом просто беда. Как отмахиваться от мошкары да мух? Не было никакого спасения. Не одного зверя, бывало, заедали до смерти.
Услышал про такую беду лев и издал указ, чтобы все звери приходили к нему получать хвосты.

Полетели царские гонцы во все края весть разносить. Всех оповестили, один медведь остался. Никак его найти не могли. Нашли, наконец, его в берлоге, растолкали сонного и сказали, чтобы за хвостом поскорей приходил.

Но медведи ― народ неторопливый. Собрался пока идти ― проголодался. Идёт, смотрит по сторонам, ищет, чем бы поживиться. Глядит, пчелиное гнездо. То, что надо. Наелся меду, нехорошо стало даже. Смотрит на себя ― весь в меду, в мусоре каком-то. Ну как в таком виде к царю зверей идти на приём?

Пошёл медведь на реку, помылся, да и прилёг на берегу, шубку подсушить. И не заметил, как заснул.
А тем временем все звери на зов царя собирались, каждому хотелось поскорей хвостом обзавестись.

Первой пришла лиса.

Обратилась она ко льву с просьбой разрешить самой выбрать хвост. А льву-то на самом деле всё равно было, какой из хвостов ей достанется.

Смотрит лисичка, целая куча хвостов, ― какой выбрать? Долго копалась и выбрала себе самый-самый длинный, пушистый и очень красивый хвост. Примерила и довольная собой пошла по своим делам.

Второй за хвостом прискакала белочка.

Тоже выбрала себе один из самых красивых хвостов, но немного поменьше, чем у лисицы.

Третья пришла куница и тоже ушла с довольно красивым хвостом.

Лось долго копался в куче, и так как он большой, то и хвост себе выбрал самый длинный, с пушистым кончиком, чтобы удобно было обмахиваться.

Барсук выбрал себе хвост широкий и толстый, как он сам.

Лошадь подобрала себе хвост длинный да весь из волоса, как метелка. Помахала по одному боку, по другому ― хорошо!

Последним прискакал маленький зайчик. Лев ему говорит, что же ты, косой так долго-то. Смотри, один куцый хвостишка-то и остался. А зайчик говорит, так мне, такой в самый раз, чтоб ни лиса, ни волк за него не могли ухватиться. Приладил себе, и поскакал по своим делам.

Так как хвосты все закончились, лев пошёл спать.

Медведь выспался, смотрит, а уже вечер. Прибегает ко льву, а уже ни хвостов, ни зверей. Все разошлись.

Медведь злой поплёлся обратно в лес. Идёт, пеньки пинает с досады, что хвоста ему не досталось.
Смотрит, а на опушке сидит барсук и своим хвостом любуется.

Зло его такое взяло. Он и говорит барсуку, мол, отдавай мне хвост, тебе-то он зачем. Барсук ему отвечает ― ни за что. Медведь ещё сильней разозлился, говорит, сам не отдашь, так силой возьму и как махнул лапой, чтобы хвост-то отнять.

А барсук как рванёт от медведя что есть сил. Медведю только клочок шерсти со спины да самый кончик хвоста и достались. Шкуру медведь сразу же выбросил, а хвостишко приладил и пошёл мёд есть.

Барсук же, обезумев от страха, всё бежал и бежал по лесу. И всё ему мерещилось, что медведь уже вот рядом, хочет остаток хвоста отнять. И даже, как будто слышалось ему тяжёлое дыхание медведя над собой. Тогда он со страху вырыл большую просторную нору и довольный, наконец, спокойно в ней заснул. Рана на спине от страшной лапы медведя зажила, осталась только тёмная полоса, которую и до сих пор видно.

Бежала как-то мимо лисица-сестрица. Смотрит, нора, а в ней кто-то безмятежно храпит. Она заглянула внутрь, смотрит, а там барсук пузыри пускает.

― Что это ты под землю забрался? ― удивляется лиса.

Барсук ей всё как было, и рассказал. Она про себя думает: это смотри, барсучий некрасивый хвост вон как медведю приглянулся, что тогда про мой-то красивый хвост говорить. Надо бы и мне норку побольше, да поглубже искать, да поскорей.

Вот и с тех самых пор лисица и барсук в норах живут, а медведю так хорошего хвоста и не досталось.

Вот и сказочке конец, а кто слушал ― молодец!

Конец!